[ Владимир Семёнович Высоцкий ]





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Мы приезжаем в Монреаль в самый разгар Олимпийских игр

Мы приезжаем в Монреаль в самый разгар Олимпийских игр. Моя подруга Диана Дюфрен размещает нас у себя, кормит и таскает нас ко всем своим друзьям - музыкантам, поэтам- песенникам, певцам. Канадцы - такие веселые, такие гостеприимные люди, что чувствуешь себя у них как дома. Жиль Тальбо предлагает тебе записать пластинку, и ты тут же начинаешь думать о макете обложки, аранжировке, музыкантах, которые могут тебе аккомпанировать.

Единственная грустная нотка за время, проведенное в Канаде, - это футбольный матч, в котором принимает участие сборная СССР. Тебя пригласили футболисты. Мы сидим на трибуне, а сзади канадские украинцы в течение всего матча громко скандируют антисоветские лозунги. Тебе больно, ты страдаешь от этой ненависти, с которой вы сталкиваетесь повсюду в мире. Ты считаешь несправедливым, что спортсмены или артисты вынуждены расплачиваться за границей за политику с позиции силы, которую проводит правительство. Расстроившись, мы уходим со стадиона, не дожидаясь конца матча.

К счастью, на следующий день мы прекрасно проводим время у Люка Пламандона - поэта-песенника. У него небольшой деревянный дом на берегу озера, бобры строят плотину, и мы наблюдаем, сидя в байдарках, как они суетятся и снуют туда-сюда. После плотного ужина по-канадски ты поешь, и вечер заканчивается тем, что мы в первый и последний раз в жизни пробуем марихуану. Наши хозяева протягивают нам сигарету, мы сомневаемся, но друзья уверяют нас, что это совсем не противно и что особенно приятно после нескольких затяжек слушать музыку. Мы курим по очереди, ты вздыхаешь от удовольствия, мы слушаем музыку, я различаю каждый инструмент - впечатление такое, что весь оркестр играет у меня в голове. Но очень скоро я не могу больше бороться с усталостью и засыпаю. Последнее, что я вижу, - это твое удовлетворенное лицо. Однажды вечером мы будем чувствовать примерно то же самое во время одного рок- концерта. Семьдесят тысяч человек, скучившиеся вокруг нас на трибунах и на газоне стадиона, курят траву. У нас кружится голова, и от усилителей, работающих на полную мощность, дрожит все внутри. Голубоватый столб дыма поднимается к небу, у каждого в руке горит зажигалка в знак братства. Эмерсон, Лейк и Пальмер в энный раз исполняют на бис песни, и ты вдруг принимаешься петь во все горло. Наши обалдевшие соседи привстают посмотреть, откуда исходит этот громыхающий голос, подхватывающий темы рока, и, заразившись твоим энтузиазмом, все начинают орать. На стадионе мы почти оглохли, и еще долго потом болела голова, зато отвели душу.

Несколько дней спустя мы едем к Андре Перри в сопровождении нашего верного Жиля Тальбо, который небрежно ведет машину, одной рукой держа руль своего музейного "роллса". Мелькающий за окном пейзаж нам знаком: ничто так не напоминает север России, как Канада, - те же березовые рощи, те же озера, то же светящееся небо. Мы подъезжаем к чуду современной архитектуры - дому из стекла. Он прекрасно вписывается в березовую рощу и выходит на небольшое круглое озерцо, которое лижет ступеньки веранды. Полная тишина царит в студии. Там ты будешь записывать свою пластинку. Андре Перри - волшебник звука, лучшее ухо Американского континента. У него самое сложное оборудование, какое только есть, и мы просто потрясены звукооператорским пультом: восемнадцать дорожек (это семьдесят шестой год!) - лучше не бывает. В зале полно инструментов, расставлены широкие диваны, но особенно поражает вид сквозь стены - кажется, что находишься прямо в лесу. На озере плещутся дикие утки, солнце отражается в меди инструментов. Андре Перри подходит к нам, тепло пожимает тебе руку, потом представляет нам музыкантов. Они все очень молоды, очень красивы - длинные волосы обрамляют романтические лица. "Все похожи на Христа", - говоришь ты по-русски. И правда, у них у всех озаренные лица, когда они начинают играть. Ты работаешь с огромным удовольствием, легко, а между тем в пластинку вошли тяжелые песни - "Спасите наши души", "Прерванный полет", "Погоня", " пола" и особенно "Охота на волков" - крик страха и ярости.

 Рвусь из сил и из всех сухожилий, 
 Но сегодня - опять, как вчера, - 
 Обложили меня. Обложили! 
 Гонят весело на номера! 

 Из-за елей хлопочут двустволки - 
 Там охотники прячутся в тень. 
 На снегу кувыркаются волки, 
 Превратившись в живую мишень. 

 Идет охота на волков. Идет охота! 
 На серых хищников - матерых и щенков. 
 Кричат загонщики, и лают псы до рвоты. 
 Кровь на снегу и пятна красные флажков. 

 Не на равных играют с волками 
 Егеря, но не дрогнет рука! 
 Оградив нам свободу флажками, 
 Бьют уверенно, наверняка. 

 Волк не может нарушить традиций. 
 Видно, в детстве, слепые щенки, 
 Мы, волчата, сосали волчицу 
 И всосали - "Нельзя за флажки!" 

 И вот - охота на волков. Идет охота! 
 На серых хищников - матерых и щенков. 
 Кричат загонщики, и лают псы до рвоты. 
 Кровь на снегу и пятна красные флажков. 

 Наши ноги и челюсти быстры. 
 Почему же - вожак, дай ответ - 
 Мы затравленно мчимся на выстрел 
 И не пробуем через запрет? 

 Волк не может, не должен иначе. 
 Вот кончается время мое. 
 Тот, которому я предназначен, 
 Улыбнулся - и поднял ружье... 

 Идет охота на волков. Идет охота! 
 На серых хищников - матерых и щенков. 
 Кричат загонщики, и лают псы до рвоты. 
 Кровь на снегу и пятна красные флажков. 

 Я из повиновения вышел 
 За флажки - жажда жизни сильней! 
 Только сзади я радостно слышал 
 Удивленные крики людей. 

 Рвусь из сил и из всех сухожилий, 
 Но сегодня - не так, как вчера! 
 Обложили меня! Обложили! 
 Но остались ни с чем егеря! 

 Идет охота на волков. Идет охота! 
 На серых хищников - матерых и щенков! 
 Кричат загонщики, и лают псы до рвоты. 
 Кровь на снегу и пятна красные флажков.

Охотники остаются с пустыми руками. Из-за этого текста на Таганке запретят спектакль "Берегите ваши лица".

Любовь и нежность к своему народу, который столько страдал и страдает, усиливаются у тебя от богатства, роскоши и легкости нашей с тобой жизни здесь. Каждый раз ты хочешь успокоить свое чувство вины перед собратьями, лишенными свободы, и делаешь мне подарок. Ты считаешь, что деньги, которыми ты распоряжаешься, должны все же возвращаться ко мне в виде подарка, поскольку тебе кажется, что свободой, которой ты теперь пользуешься, ты обязан мне. Я знаю, что это совсем не так: есть твой талант, любовь публики. Но не стоит и пытаться тебя разубедить, и потом - ты так любишь делать мне подарки!..

Как только мы возвращаемся в город, ты ведешь меня в лавочку, принадлежащую высокому старику еврею с вытянутым худым лицом, длинными белыми руками, ласкающими старинные сокровища на темно-синем бархате прилавка. На русском языке прошлого века, на каком больше никто не говорит в наше время, он рассказывает нам историю этих редкостей - египетских бус из голубого стекла, средневековых колье, тысячелетнего янтаря, греческих печаток, римских монет. Я выбираю голубые бусы. Растроганный нашим восхищением, почтенный раввин - а он еще и раввин, - благословляет нас и дарит нам два византийских креста из резного серебра, потом вынимает три небольших позолоченных кубка и наливает нам по капле вишневки, которую пьют во всей Центральной Европе. Ты лишь пригубил свой кубок, и мы уходим, а старик еще долго машет нам на прощанье и говорит тебе вслед: "Поклонись от меня матушке-Родине".

Калу Римпоче - это так красиво звучащее имя немедленно тебя заинтересовало. Я записываю пластинку с группой друзей-музыкантов. Все они буддисты и несколько лет назад очень помогли мне, когда мой старший сын связался с хиппи. Весь день они говорили о приезде во Францию великого тибетского учителя. Для них он все равно что папа римский для католиков. Я рассказываю тебе по телефону, как счастливы мои друзья от одной мысли при возможности повидать этого человека. Ты мне говоришь почти серьезно, что вдруг он сможет помочь и тебе. Я сама в это не особенно верю, но, стараясь использовать любую возможность, пусть даже колдовство, обещаю тебе, что, как только ты приедешь в Париж, он тебя примет.

На первом же ужине у нашего друга художника Миши Шемякина, тоже большого любителя выпить, разговор крутится вокруг гуру и других персонажей, которые обладают способностью помогать несчастным бороться против зеленого змия. Шемякин, очень склонный к мистике, обязательно хочет как можно быстрее попасть к мудрецу. Мне удается добиться приема. И вот мы уже в небольшом павильоне, украшенном изображениями святых. На небольшом возвышении сидит древний старик. Его морщинистое и доброжелательное лицо обращено к нам. Как нас научили мои друзья, мы входим, кланяясь. Я просто наклоняю голову, а Шемякин бросается на колени и почти ползком приближается к старцу. Ты смотришь на меня и, не особенно понимая, что делать, неловко согнувшись пополам и опираясь одной рукой в пол, ковыляешь к учителю. Я с трудом сдерживаюсь от смеха. Мне кажется неуместным засмеяться в присутствии такой важной персоны - и напрасно, потому что сам он не скрывает улыбки и делает нам знак садиться перед ним. У его ног сидит молодая француженка, завернутая в красивую оранжевую ткань, которую носят буддистские монахини. Тихим, но твердым голосом человечек произносит приветствие. Девушка переводит и спрашивает, чего хотят иностранцы. Я беру слово, потому что вы с Шемякиным не говорите по-французски.

Я объясняю, что вы не можете справиться с наклонностью к выпивке и надеетесь на помощь мудреца. Девушка переводит. После некоторого размышления Калу Римпоче рассказывает притчу. Вот этот рассказ, переведенный с тибетского на французский, а потом на русский:

"Однажды молодой монах проходил перед домом вдовы. Она поймала его, заперла и сказала: "Я не выпущу тебя, пока ты не проведешь со мной ночь, или не выпьешь вина, или не убьешь мою козочку". Молодой монах не знает, что отвечать: дав обет безбрачия, он не может провести с ней ночь. Дав обет трезвости, он не может пить, и уж тем более он не может покуситься на чью бы то ни было жизнь. Но он должен выбрать. И после долгих раздумий он решает, что выпить вина - наименьший из этих грехов". В этот момент Калу Римпоче разражается лукавым смехом, смотрит нам прямо в глаза и заключает: "Он выпил вина, потом провел ночь с женщиной и убил козу".

Я смеюсь вместе со всеми. Как это просто и мудро! По вашим взволнованным и напряженным лицам видно, как точно он попал в цель. Но что меня удивило больше всего - вы оба не пили после этого почти целый год.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2017
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://v-s-visotsky.ru/ "V-S-Visotsky.ru: Владимир Семёнович Высоцкий"